baiyt: (beth)
http://www.pravmir.ru/olga-sedakova-iz-pristupa-nebyivaloy-svobodyi/
– За больше чем двадцать лет странствий мне ни разу не пришла в голову мысль не вернуться. Скорее наоборот: издалека я лучше увидела Россию. Не наличную, а возможную. Что я в ней люблю? Мне всегда казалось, что эта земля полна какого-то ожидания, какой-то еще не явившейся возможности. Значительного молчания (русские, как мне кажется, умеют как-то особенно молчать, недосказывать; зато другие русские болтают с особой беззастенчивостью). Талантливости, которая как-то связана с этим даром молчания.

Рильке писал: «Россия граничит с Богом». Я бы сказала, что Россия, которую я люблю, граничила с поэзией. Я говорю в прошедшем времени, потому что последние годы заставляют меня сильно в этом сомневаться. Может быть, та Россия, которая смогла пережить – где-то потаенно, в медвежьих углах, в подвалах – и советский кошмар, теперь и в самом деле кончилась. Больше всего меня угнетает, насколько бездарно то, что у нас происходит, и то, что говорится.

...Кто только не сравнивал крушение коммунистического режима с библейским событием! Побег из рабства, путь к свободе. Все сравнения хромают, и это тоже. Хотя бы тем, что никакого Моисея здесь не нашлось. Но долгое время в самом деле казалось, что Египет остался позади и мы трудным путем, с множеством издержек и глупостей всё-таки движемся в направлении к свободе, законности, разумности общественного устройства.

За последние два года вектор определенно изменился на противоположный. Мы с ускорением движемся даже не туда, откуда вышли, – к «застою», позднему социализму, а в дохрущевские времена, к чему-то вроде послевоенного сталинизма. Враги, агенты, шпионы, предатели национальных интересов – вся политическая риторика оттуда. Да это и не риторика, это гражданская смерть для всех несогласных.

Интересно вспомнить, что в брежневские времена о шпионах и агентах не говорили. Диссидентов предпочитали судить по уголовным статьям или признавать психически больными, а не агентами и шпионами. Вероятно, потому, что десталинизация не прошла совсем бесследно, и еще помнили, что главные статьи, по которым людей отправляли в лагеря и убивали, были как раз шпионство и работа на врага (в фильме «Покаяние» это показано во всей красе). И вдруг – такая полная амнезия.

Что еще? Полная изоляция России в мире. Я не политолог и не экономист, и не собираюсь обозревать всей нынешней ситуации. Скажу только, что не вижу из нее никакого хорошего выхода. Это путь в кошмар. Жалко детей.
baiyt: (beth)
Из обращения Блока к Кузмину, 1920 год:
"Потерять поэта очень легко, но приобрести поэта очень трудно; а поэтов, как вы, на свете сейчас очень немного.
В вашем лице мы хотим охранить не цивилизацию, которой в России в сущности еще и не было, и когда еще будет, а нечто от русской культуры, которая была, есть и будет. Ведь ни вы сам и никто из нас еще не может себе представить, как это чудесно, что, когда все мы уйдем, родятся новые люди, и для них опять зазвучат ваши "Александрийские песни" и ваши "Куранты любви"..."

В марте исполнилось 80 лет со дня смерти Михаила Алексеевича... Я как-то прозевал. Хотя к чему эти круглые даты? Дни недели важнее. Завтра (а по-древнему уже сейчас) пятница. Для кого-то страстнАя, для кого-то стрАстная...

ПЯТНИЦА / Венера
Кто скрижали понимает,
Кто благую весть узнает,
Тот не удивляется.
По полям пятнистым идя
И цветущий крест увидя,
Сердцем умиляется.

Разомкнулись вес и мера,
У креста стоит Венера,
Очи томно кружатся.
По морю дымятся флоты,
Пташек мартовских полеты
Раздробила лужица.

Нисхожденье - состраданье,
Восхожденье - обладанье
Огибают струями.
О, святейший день недели,
Чтоб не пили и не ели -
Жили поцелуями.
(1925)
baiyt: (beth)
Хорошо бродить по дворам Москвы, где тебя не ждут,
Где сгребают кучи сухой листвы, но еще не жгут.
Не держа обид, не прося тепла — обожди, отсрочь…
Золотая осень уже прошла, холодает в ночь.
Миновать задумчиво пару школ или хоть одну.
Хорошо бы кто-то играл в футбол или хоть в войну.
Золотистый день, золотистый свет, пополудни
шесть —
Ничего бы, кажется, лучше нет. А впрочем, есть.
Хорошо в такой золотой Москве, в золотой листве,
Потерять работу, а лучше две, или сразу все.
Это грустно в дождь, это страшно в снег,
а в такой-то час
Хорошо уйти и оставить всех выживать без вас.
И пускай галдят, набирая прыть, обсуждая месть…
Ничего свободней не может быть. А впрочем, есть.
Уж чего бы лучше в такой Москве, после стольких нег,
Потерять тебя, потерять совсем, потерять навек,
Чтобы общий рай не тащить с собой, не вести хотя б
На раздрай, на панику, на убой, вообще в октябрь.
Растерять тебя, как листву и цвет, отрясти,
отцвесть —
Ничего честнее и слаще нет. А впрочем, есть.
До чего бы сладко пройти маршрут — без слез,
без фраз, —
Никому не сказав, что проходишь тут в последний раз,
Что назавтра вылет, прости-прощай, чемодан-вокзал,
Доживай как хочешь, родимый край, я все сказал.
Упивайся гнилью, тони в снегу. Отдам врагу.
Большей радости выдумать не могу. А нет, могу.
Хорошо б, раздав и любовь, и город, и стыд, и труд,
Умереть за час до того, как холод сползет на пруд,
До того, как в страхе затмится разум, утрется честь,
Чтоб на пике счастья лишиться разом всего, что есть,
И оставить прочим дожди и гнилость, распад и гнусь…
Но боюсь представить такую милость.
Просить боюсь.

Дмитрий Быков, 2014
baiyt: (beth)
Атлантида русской культуры начала уходить на дно ещё в 1917 году, после расстрела Учредительного собрания и начала красного террора. Последние вершины - Клюев, Мандельштам - утонули в кровавом океане в 1937 году.

Теперь землетрясение на короткое время подняло утонувший материк на поверхность, чтобы мир мог в последний раз полюбоваться на "патриотов" в камуфляже и с оружием на чужой земле, на потоки крови, трупы, воронки от взрывов, наспех реконструированные сталинские лагеря, отмечающие юбилеи со дня основания. Следующий удар окончательно утопит всё это.
Быть специалистом по русской культуре теперь - всё равно что изучать цивилизацию инков. Писать стихи на русском языке почти некому и не для кого...

Последние два года подкосили меня. Россия ударила по одной щеке, Украина - по другой. Вся жизнь до 40 лет прожита впустую. Кусочек знаний успел передать горстке студентов. Все стихи были написаны зря. Надо начинать новую жизнь, не в этих краях. Надо было сделать это ещё 15 лет назад.

baiyt: (beth)
Между носителями культуры противоречий нет:
http://www.litkarta.ru/russia/moscow/persons/kuzmin-d/chelovek-russkoi-vykhukholi/
Я хочу сказать, что у человека русской культуры — нет проблем с человеком украинской культуры. Жадану и Сливинскому, а равно — их читателям, нечего делить с Гандлевским и Львовским, а равно — их читателями. Расхождения в их картине мира начинаются на гораздо более глубоких уровнях, чем базовая система ценностей; как следствие, расхождения в их взглядах на идущую войну — практически отсутствуют. Да, я вижу в социологических опросах, что порядка 85% населения России поддерживает своего фюрера. Но мне неизвестно, чтобы в эти 85% входил хотя бы один русский поэт, заслуживающий серьезного разговора. Подозреваю, что и с прозаиками примерно так же, с поправкой на общее плачевное состояние русской прозы (ничтожного Прилепина, возведённого в перл творения заискивающими перед рабоче-крестьянской брутальностью постсоветскими интеллигентами, прошу в качестве контрдовода не поминать). И с совершенно уже кристальной ясностью мы видим это на примере русской поэзии Украины, где знаменосцами одной стороны выступают Борис Херсонский, Илья Риссенберг, Анастасия Афанасьева, Павел Гольдин — а на знамя другой стороны вознесён сгоревший в Одессе Вадим Негатуров, графоман с сайта Стихи.ру, автор фашистского гимна «Русичи, вперёд!»
baiyt: (beth)
Юбилей практически замолчали... Неудивительно: автор "Валерика" и "Немытой России" явно пришёлся не ко двору и в 21 веке.
Как известно, в России всё меняется за десять лет и ничего - за сто. Вот уже два столетних круга без перемен...

1oOX6saempQ

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа
Сокроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

Кажется, именно Кожинов ввёл среди "почвенников" моду сомневаться в авторстве этих строк: мол, мылись у нас раз в неделю, не мог Лермонтов такого написать. Нет, мог, о чём красноречиво свидетельствует известное письмо Раевскому. Раз в неделю маловато всё-таки... :)
baiyt: (beth)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] dkuzmin в Официально
Поскольку так называемый Волошинский поэтический фестиваль с этого года функционирует как элемент российского освоения оккупированных территорий и в этом качестве встраивается в программу так называемого Общероссийского народного фронта во главе с президентом Путиным — я имею на всякий случай заявить, что никакие авторы, согласившиеся участвовать в этом фестивале в качестве членов жюри, выступающих, конкурсантов и т. д., не будут в дальнейшем опубликованы в журнале "Воздух" или каких-либо иных моих изданиях, а равно приняты для участия в каких-либо литературных проектах, координатором которых я являюсь.

baiyt: (beth)
http://voloshin.ouc.ru/severovostok.html
...Что менялось? Знаки и возглавья.
Тот же ураган на всех путях:
В комиссарах - дурь самодержавья,
Взрывы революции в царях.
Вздеть на виску, выбить из подклетья,
И швырнуть вперед через столетья
Вопреки законам естества -
Тот же хмель и та же трын-трава.
Ныне ль, даве ль - всё одно и то же:
Волчьи морды, машкеры и рожи,
Спертый дух и одичалый мозг,
Сыск и кухня Тайных Канцелярий,
Пьяный гик осатанелых тварей,
Жгучий свист шпицрутенов и розг,
Дикий сон военных поселений,
Фаланстер, парадов и равнений,
Павлов, Аракчеевых, Петров,
Жутких Гатчин, страшных Петербургов,
Замыслы неистовых хирургов
И размах заплечных мастеров.

Сотни лет тупых и зверских пыток,
И еще не весь развернут свиток
И не замкнут список палачей,
Бред Разведок, ужас Чрезвычаек -
Ни Москва, ни Астрахань, ни Яик
Не видали времени горчей.

Бей в лицо и режь нам грудь ножами,
Жги войной, усобьем, мятежами -
Сотни лет навстречу всем ветрам
Мы идем по ледяным пустыням -
Не дойдем и в снежной вьюге сгинем
Иль найдем поруганный наш храм, -

Нам ли весить замысел Господний?
Всё поймем, всё вынесем, любя, -
Жгучий ветр полярной преисподней,
Божий Бич! приветствую тебя.

31 июля 1920
Коктебель

Я впервые прочёл это в 1991 году, когда журнал "Юность" опубликовал большую подборку стихов Волошина времён гражданской войны. Тогда настрой поэта казался очень "духовным", возвышенным и романтичным. И ветер этот северо-восточный знаю, испытал на себе с юности, когда шлялся по монастырям да старцам. Особенно запомнилась вторая поездка к о. Николаю на остров Залита: как мы вылезли из автобуса и в метель полчаса шли от трассы, то и дело падая, а потом, когда выбрались к озеру, снега уже не было, но ветер до костей пронизывал, пока шли по льду. Тот самый "северовосток". Много и потом пришлось по Руси поездить, чтобы понять: нет там никаких храмов, кроме поруганных, нет особой "духовности", нет никакого смысла во всём этом коллективном многострадании - это полностью "отрицательный опыт", по Шаламову. От того, что степную каменную бабу в который раз польют слезами, потом и кровью, она не преобразится в Софию-Премудрость.
Друзья и бывшие друзья, уезжайте скорее и как можно дальше, пока не закрыли границы. Ищите любые пути. Почему? А потому: «У нас в Новороссии начнется, продолжится в России»
baiyt: (beth)
А если перечитывать-перебирать, вот моё любимое стихотворение Чичибабина, о любимых харьковских тополях:

Что значит - жизнь и что за слово - смерть,
кто в мире мы, я спрашивал у Бога,-
и вот Господь мне повелел воспеть
летучий тополь - жертвенник Ван Гога.

Давно ль мы все из чувственной шерсти
и шумно дышим сумраком и бездной,
и лишь во снах дано нам дорасти
до невозможной нежности древесной.
Read more... )
baiyt: (beth)
ch1
Печаль... Вдова Чичибабина — туда же, в минаковский кружок: "фашизм, нацизм, хунта"... Написать, что ли, разоблачительную статью о культе "великих поэтов", в духе работ Жолковского об Ахматовой? О том, что все эти "Больше, чем поэт", страсть к памятникам и мечты о том, каким высоким и красивым будет твой собственный (забавная деталь: Минаков в одном из своих стихов прямо просит поставить его том на полку рядом с Клюевым и Мандельштамом - "я там стоять хочу"), разговоры о "величии" - характерные проявления русского тоталитарного сознания. Не только в политике, но и в искусстве России уже лет двести царит культ личности. Чичибабин - не пророк, не учитель жизни, а просто очень хороший поэт, написавший несколько потрясающих стихотворений, много хороших, немало проходных и весьма сомнительных в идейном отношении. Как и любой другой поэт! Чичибабин со всей его "духовностью" и патриотическим разрыванием русской рубахи на груди был плотью от плоти советского строя, несмотря на диссидентство и лагерный опыт.

Перечитайте сейчас его невыносимо наивную публицистику: даже на пороге смерти Чичибабин продолжал верить, что Сталин был плохой, а Ленин хороший; что надо не чинить дырявую крышу, а любоваться сквозь неё на звёзды. Его "духовность" - религиозность советского шестидесятника, умирающего от окружающей "муры" и находящего утешение в любительском религиоведении на квартирниках у Померанца. Вера Чичибабина в великую миссию русской культуры - советское эхо русского мессианства начала ХХ века, из-за которого Россия фактически спровоцировала I мировую войну и себя же утопила в крови.

В начале "Плача об утраченной Родине" Чичибабин пытается дистанцироваться от той России, "которую не зря назвали, споря с немотой, империею зла", но всё-таки издаёт откровенный империалистический вопль: "Из века в век, из рода в род венцы ее племен Бог собирал в один народ, но божий враг силен". О чём он плачет в этом стихотворении? О том, что больше не сможет приезжать в любой уголок империи, как "к себе домой". Но гость, который приходит к тебе с таким чувством, - плохой гость! Потому что при малейшей обиде он вернётся с автоматом отвоёвывать твой дом как свой. Судьба Грузии и Украины это доказала...

Харьковский культ Чичибабина так же смешон и пагубен, как любое другое идолопоклонство, как и культ Бродского или Ахматовой, так же несёт на себе печать сектантства. При этом провинциальный комплекс неполноценности побуждает жрецов всё время напоминать другим, что мы "первая столица", а то и даже "столица современной российской поэзии". Образ хорошего человека и поэта эксплуатируют самозваные наследники, которые объявили Чичибабина непогрешимым мерилом истины. Эпигоны, докатившиеся до откровенного черносотенства, позволяют себе от имени Чичибабина рассуждать о судьбах Украины и России: "Борис бы этого не принял... Борис предвидел этот шабаш..." Знаете что, господа? Даже самые близкие люди иногда удивляют нас своими словами и поступками. Тем более бесполезно гадать, что сказал бы человек, умерший 20 лет назад. Мне трудно представить себе Чичибабина на Майдане, но ещё труднее - среди кушнарёвских лизоблюдов или в футболке с надписью "Беркут". Он всё-таки был Человеком, а не просто поэтом...
baiyt: (beth)
Россия счастие. Россия свет.
А, может быть, России вовсе нет.

И над Невой закат не догорал,
И Пушкин на снегу не умирал,

И нет ни Петербурга, ни Кремля -
Одни снега, снега, поля, поля...

Снега, снега, снега... А ночь долга,
И не растают никогда снега.

Снега, снега, снега... А ночь темна,
И никогда не кончится она.

Россия тишина. Россия прах.
А, может быть, Россия — только страх.

Веревка, пуля, ледяная тьма
И музыка, сводящая с ума.

Веревка, пуля, каторжный рассвет
Над тем, чему названья в мире нет.

(1943)
baiyt: (beth)
Я знаю вас не понаслышке,
О, верхней Волги города!
Кремлей чешуйчатые вышки,
Мне не забыть вас никогда!
И знаю я, как ночи долги,
Как яр и краток зимний день, —
Я сам родился ведь на Волге,
Где с удалью сдружилась лень,
Где исстари благочестивы
И сметливы, где говор крут,
Где весело сбегают нивы
К реке, где молятся и врут,
Где Ярославль горит, что в митре
У патриарха ал рубин,
Где рос царевич наш Димитрий,
Зарозовевший кровью крин,
Где все привольно, все степенно,
Где все сияет, все цветет,
Где Волга медленно и пенно
К морям далеким путь ведет.
Я знаю бег саней ковровых
И розы щек на холоду,
Морозов царственно-суровых
В другом краю я не найду.
Я знаю звон великопостный,
В бору далеком малый скит,—
И в жизни сладостной и косной
Какой-то тайный есть магнит.
Я помню запах гряд малинных
И горниц праздничных уют,
Напевы служб умильно-длинных
До сей поры в душе поют.
Не знаю, прав ли я, не прав ли,
Не по указке я люблю.
За то, что вырос в Ярославле,
Свою судьбу благословлю!

Январь 1916
baiyt: (beth)
Чтобы тэги не смешивать, привожу отдельным постом.
http://www.jewish.ru/culture/events/2014/05/news994324611.php

"Мне кажется, что произошел сильный сдвиг парадигмы, который мы до конца еще не осознали: кончилась эпоха громких имен, которая в значительной степени была связана с медиа. Этих больших фигур, которые известны за пределами своего профессионального поля, почти не осталось, их эпоха близится к концу. И это характерно не только для философии, но и в целом для науки: если мы начнем говорить о науке начала ХХ века, то с ходу сможем перечислить несколько имен, начиная с Эйнштейна. А если спросить, кого сегодня можно назвать ведущими учеными в мире, вряд ли их кто-то вспомнит. Наука, в том числе гуманитарная, становится все больше похожей на интернет, куда она уходит из медиа. Медиа отличаются тем, что способны переварить только определенный набор известных имен, и набор этот всегда ограничен и постоянно воспроизводится. Сегодня больше нет таких узловых точек, в которых бы «собиралась» мысль. Все приобретает дисперсный характер, и это отчасти очень хорошо: исчезает давление авторитетов, начинается глобальное разнообразие, исчезает доминирование какой-то одной культуры. Раньше я знал: надо прочитать пять вот этих источников, чтобы знать, что происходит. А сейчас все размыто. Происходит усложнение картины мира: в ней гораздо больше участников, гораздо шире сеть разнообразных явлений и направлений в науке, искусстве, культуре. [...]

В России самые важные процессы происходят в поэзии. Выросло поколение интересных, чрезвычайно талантливых поэтов. Мне кажется, что прозы в России нет вообще никакой, я не могу найти прозаиков, которых мне было бы интересно читать. Возможно, я что-то упустил, но за поэзией мне сейчас наблюдать интереснее всего. ...Поэзия лучше связана с интернетом. Длинные формы становятся архаичными. Люди с большим трудом сейчас читают длинные книги, переходят на другой формат получения информации, и поэзия, которая умирает во всем мире, которая казалась уже архаичной формой, вдруг оживает, и оживает в сети. Это, конечно, одна из поверхностных причин, но тем не менее".
baiyt: (beth)
Не знаю: душа ли, тело ли
Вселилось сквозь радостные лица
Людей, которые сделали
То, что могло только сниться.
Другое ли окно прорубили, двери ли
Распахнули в неожидаемую свободу -
Но стоят в изумлении, кто верили и не верили
Пробудившемуся народу.
Твердою и легкою походкою
Проходят освободители,
Словно в озеро ходкою лодкою
Вышли из затонной обители.
Не удивляйтесь, что скромно сияние
В глазах таких родных и ежедневных, -
Ведь почти стыдливое в своем величии
благодеяние
Всегда детски просто и детски безгневно.
Словно великая река, что, не злясь,
не опрометчиво
Подымается до крутого склона,
А ласково, свободно и доверчиво
Колышет полноводное лоно.

(Михаил Алексеевич Кузмин, 1917 год)
baiyt: (beth)
"Победа духа над космосом создает тот невидимый мир, в который мы все уйдем" (Сергей Есенин).
baiyt: (beth)
"Глубоко интеллигентный и доброжелательный" благодетель пишущей молодёжи спалился на грубом плагиате:
http://poezia.ru/salon.php?sid=87130
Копировать чужие стихи под своим именем глупо не только из-за поисковиков. Кому сейчас вообще нужна современная поэзия, кроме самих авторов? Даже регулярные публикации в столичных журналах славы не принесут. В лучшем случае на каких-нибудь редких мероприятиях представят поэтом и дадут пять минут почитать стихи в микрофон.
baiyt: (Default)
140 лет назад родился главный русский поэт 20 века. Всю его глубину и новаторство современники не смогли оценить по достоинству. Хотя, конечно, вниманием публики Кузмин не был обделён.
Помянем юбиляра: http://karmapenko.livejournal.com/35299.html


Портрет Михаила Кузмина работы А.Я. Головина, 1910 г.

Мы знаем,
что все - превратно,
что уходит от нас безвозвратно.
Мы знаем,
что все - тленно
и лишь изменчивость неизменна.
Мы знаем,
что милое тело
дано для того, чтоб потом истлело.
Вот что мы знаем,
Вот что мы любим,
за то, что хрупко,
трижды целуем!
baiyt: (beth)
Принимаю эстафету от [livejournal.com profile] ivanol_ka
Не любимые книги и не обязательно художественные, а именно те, которые много значат для "личной истории". Именно пять книг - для полной уверенности, что вы выбрали самые важные. Жду ваших ответов во френдленте!

Мой список был прочитан с 8 до 15 лет.
1. "Туманность Андромеды". Жадно проглочена в 8 лет, усилила и окончательно определила всё, чем я увлекался и о чём мечтал в детстве. Физика, астрономия, победа над пространством, временем, смертью.
2. "Мартин Иден". Роман прочитан в 14 лет, очень ошарашил меня и перепахал. Первая виртуальная школа взрослой жизни.
3. Евангелие от Иоанна. Из песни слов не выкинешь. Где мои 15 лет? Переписал от руки за ночь, чтобы утром срочно вернуть однокласснику Кольке Лисецкому его Новый Завет.
4. "Апокрифы древних христиан" (М.: "Мысль", 1989) . Евангелия гностические я прочитал на удивление рано, сразу после синоптических, то есть в 1990 году, ещё до православия головного мозга. Семя ереси было посеяно и позже пышно проросло. :) В первую очередь - "Евангелие от Фомы", "Евангелие от Марии" и "Апокриф Иоанна". Крышесрывающие тексты. Умели же люди!
5. Книга Н.Д. Успенского "Древнерусское певческое искусство" (и приложение - "Образцы"). Сыграла очень большую роль в судьбе...

Всё остальное уже опиралось на эти пять столпов...
baiyt: (Default)
Актуальное стихотворение - прямо на злобу дня...


РОДИНА
В. П. Свентицкому

Те же росы, откосы, туманы,
Над бурьянами рдяный восход,
Холодеющий шелест поляны,
Голодающий, бедный народ;

И в раздолье, на воле — неволя;
И суровый свинцовый наш край
Нам бросает с холодного поля —
Посылает нам крик: «Умирай —

Как и все умирают...» Не дышишь,
Смертоносных не слышишь угроз: —
Безысходные возгласы слышишь
И рыданий, и жалоб, и слёз.

Те же возгласы ветер доносит;
Те же стаи несытых смертей
Над откосами косами косят,
Над откосами косят людей.

Роковая страна, ледяная,
Проклятая железной судьбой —
Мать Россия, о родина злая,
Кто же так подшутил над тобой?

1908
Москва

Profile

baiyt: (Default)
Дмитрий Певко

July 2017

S M T W T F S
       1
23456 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 10:33 pm
Powered by Dreamwidth Studios